Во время Великой Отечественной войны, в конце ноября 1941 г. над Дедовском нависла угроза захвата противником. Подступы к городу обороняла 9-я гвардейская дивизия Афанасия Павлантьевича Белобородова. К 1 декабря конфигурация обороны дивизии представляла собой прямой угол, одна сторона которого - от д.Нефедьево до д.Селиванихи - была обращена на север, а другая - от Селиванихи через д.Ленино к с.Рождествено - на запад. В глубине этого угла, почти на равном расстоянии от его сторон, и находился город.

Была ли уверенность, что Дедовск мы отстоим? Вывозились ли станки ткацкой фабрики? На этот вопрос отвечал позже сам Белобородов в своей книге ''Всегда в бою''. Штаб дивизии расположился в д.Желябино, а наблюдательный пункт было решено устроить поближе к передовой, в Дедовске. 1 декабря Белобородов с комиссаром дивизии Бронниковым выехали в город:

''Надо было заодно взглянуть и на текстильную фабрику. Ведь имелся строгий приказ - не оставлять врагу никакого промышленного оборудования, даже заводских зданий. Людей на улицах, несмотря на мороз, много. Жители покидали город. С мешками за спиной, с узлами и чемоданами, они вереницей тянулись к станции, к московскому поезду. Вышел я из машины, догнал старика, который тянул саночки с поклажей, с аккуратно притороченным к ней медным чайником.

- Отец, как проехать к ткацкой фабрике?

Он махнул рукавицей.

- Прямо. По левую руку увидишь кирпичные корпуса. Она и есть. Говорят, взрывчатку в нее заложили?

- Кто говорит?

- Люди! Э-эх! Строили-строили, и на тебе:

- Что ж, фашисту ее оставлять? : Не то я сказал, а нужное слово найти никак не могу.

- Зачем фашисту? - веско проговорил он. - Ты нам ее сбереги. Стань здесь крепко и не отдай. Доколе ж будем пятиться? До Москвы? Так вот она - сорока верст нету.

Остаток пути мы молчали. Я думал о дивизии, о ее стойкости. Да, этот рубеж должен быть последним, с него мы не уйдем.

На ткацкой фабрике нас встретил командир саперного батальона военный инженер 2 ранга Николай Григорьевич Волков. Он доложил, что подготовительные работы закончены, взрывчатка заложена. С Волковым был товарищ в штатском, если память не изменяет, директор фабрики. В цехах, по которым мы шли, ни души. Пусто, тихо. Все оборудование уже вывезено. Директор рассказывает нам о фабрике, а у самого слезы на глазах:

- Может, погодите взрывать?

Отошли мы с Бронниковым в сторонку, посоветовались. Пришли к выводу: взрывать фабрику лишь в крайнем случае. Ведь преждевременный взрыв может отрицательно сказаться на моральном состоянии бойцов дивизии. Они уже знали: если в тылу подорвали какие-то объекты, значит, командование не исключает возможности нового отступления. А отступать нам теперь некуда. Комбат Волков получил приказ оборудовать наблюдательный пункт на территории фабрики или рядом - в подходящем помещении. А директору я сказал:

- Фабрику подорвем, если фашисты атакуют мой НП.

С тем и расстались.''

Затем обстановка накалилась еще больше. В полдень 2 декабря с наблюдательно пункта в Дедовске стало видно, что по полю между Рождественом и Дедовском группами отступают бойцы 2-го батальона 131-го полка. Стало ясно: батальон оставляет Рождествено. 3-й батальон этого же полка отошел от Снеригей к д.Ленино. Над городом нависла непосредственная угроза. В тот же день немцы атаковали Дедовск со стороны Рождествена, но 40-я стрелковая бригада, занявшая оборону по западной окраине города, отбросила их обратно.

3 декабря немецкие танци и мотопехота пересекли железную дорогу у станции Гучково и двинулись на Волоколамское шоссе, но в 300 метрах от него были остановлены сильным огнем с территории Кирпичного завода. Здесь оборонялась отборная группа истребителей танков из 2-го батальона 131-полка под командованием старшего лейтенанта И.И.Степина:

''Прорвавшись через железную дорогу, 5 танков и несколько машин с мотопехотой сделали остановку у домиков, что в сотне метров от завода. Видимо, кого-то ждали.

- Не стрелять! - приказал Степин.

Но вот подъехали еще три легковые машины. В них офицеры. Солдаты слезли с грузовиков и, сгрудившись, курили, топали ногами: мороз допекал.

- Огонь! - скомандовал Степин.

Гитлеровцы бросились врассыпную. Два танка были сразу подбиты, третий танк поджег бутылками с горючей смесью сержант Н.А.Молочков. Остальные машины поспешно скрылись за железной дорогой''.

Следом были уже менее целеустремленные атаки на Дедовск, они легко отбивались. Чувствовалось, что противник выдыхается С 5 декабря наступило недолгое затишье и - контрнаступление советских войск.

О его начале нынешний председатель Союза ветеранов Дедовска Владимир Михайлович Дудыкин, бывший тогда подростком-ополченцем, приставленным к бойцу-бронебойщику, вспомнинал, как сидели они в окопах второго эшелона, ''вконец околевшие'' от мороза, и вдруг услышали со стороны станции мерные шаги сотен ног. По центральной улице Дедовска, как на параде, шли моряки, привезенные с Дальнего Востока, человек восемьсот. Они были в бушлатах, ботинках, бескозырках и тоже ''промерзли насквозь''.

Моряки прошли через город за небольшой лес на поле, где стояли наши передовые войска. Началась оглушительная стрельба, а через час все стихло: Воины решили, что морякам пришел конец и что немцы начнут атаковать; они приготовились умирать. Ждали час, два, но стояла тишина, и Дудыкина как младшего послали посмотреть, что происходит. Владимир прополз через лесок и не поверил своим глазам: все поле было черно-серым. Наши моряки и немцы лежали вперемешку:''

После изгнания противника из Истринского района выяснилось, что без крова в районе осталось 30 тысяч человек. Город Истра был разрушен. Люди, не имевшие жилья, направлялись в Дедовск, ставший временным центром района. Сюда же были эвакуированы истринские артели ''Рабочий'' и ''Возрождение''.

Восстановление ткацкой фабрики началось в первые месяцы 1942 г. В 1943 г. было принято решение организовать на ней кордное производство. К 1 мая того же года Дедовск дал фронту первые метры кордной ткани.

Несколько сотен жителей города отдали свои жизни в борьбе с захватчиками. Среди павших героев - М.А.Гурьянов, работавший в 1934-1938 гг. председателем исполкома Дедовского поселкового совета. Во время войны он руководил партизанским отрядом, действовавшим в Подмосковье. После одной из боевых операций Гурьянова взяли в плен. На допросе ничего не сказал, лишь на вопрос ''Сколько у вас партизан?'' ответил: ''Все советские люди- партизаны!'' 27 ноября 1941 г. его казнили. Гурьянову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За боевые заслуги более 100 жителей города награждены орденами, свыше 300 - медалями. Бывшему комиссару 9-й гвардейской дивизии М.В.Бронникову присвоено звание ''Почетный гражданин г.Дедовска''.

С конца сороковых годов 25 лет на Дедовке проработал в должности директора Николай Сергеевич Курочкин, который очень заботился о своих рабочих: интенсивно строились дома, объекты соцкультбыта, город хорошел. В 1999 г. районный совет депутатов принял решение переименовать 3-ю Главную улицу Дедовска в улицу имени Николая Сергеевича Курочкина.

Подробнее: https://www.dedovsk.ru/istoriya-dedovska