Лейтенант Бабенко значился в должности командира звена, а ст.лейт. Шаруда – штурман звена, следовательно, они были в одном экипаже. Лейт. Попков, как и лейт. Брызгачев, был летчиком-наблюдателем. Получается, что командиром искомого Р-5 могли быть только два человека: летчик Трошков или младший летчик Мензаде.

В картотеке учета офицерского состава ВВС ЦАМО РФ удалось выяснить, что лейтенант Трошков 25.11.1941 г. вылетел на боевое задание вместе со штурманом Попковым. Следовательно, самолет с немецкой фотографии вёл лейтенант Мензаде, не вернувшийся из боевого вылета 25 ноября 1941 года.

В политдонесении комиссара 606 ЛБП от 26.11.1941 так отражены особенности этого вылета:

 

«…Выполнялось боевое задание командующего Западным Фронтом 15 самолетами. Не вернулось – 6 самолетов (4 R-Z и 2 Р-5). Один подбитый сел в Ф[илево], летчик ст.лейт. Б[арин]. Не вернулись:

1. Летчик ст.лейт. Турыкин и штурман ст.лейт. Черунов. Самолет Р-5.

2. Летчик ст.лейт. Бабенко и штурман ст.лейт Шкаруда.

3. Летчик лейт. Трошков и штурман лейт. Попков

4. Летчик лейт. Панин и штурман ст. лейт. Ходак.

5. Летчик лейт. Мензаде и штурман лейт. Брызгачев.

6. Летчик лейт. Филин и штурман лейт. Шевцов.

…Все самолеты пришли обледеневшие. (…) Особо отличились при выполнении боевого задания летчик лейт. Тимошенко и летчик мл.лейт. Кошельков, они с малых высот прямым попаданием уничтожили у Бужарово 10-12 танков и мешками зажгли скопления танков и войск противника. …Все самолеты пришли пробитыми от 8 до 19 пробоин (…)»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Худус Айбарович Мензаде родился в дер. Тат[арский] Сарабуз под Симферополем в бедной семье крымских татар – крестьян. В 1935 году вступил в ВЛКСМ. По гражданской профессии был актером. В родной деревне у него оставалась жена – Иванова Еп. [Ен.?] Еф. (так в документе). С декабря 1937-го зачислен курсантом в 1-ю военную школу летчиков в Севастополе. Через год, в декабре 1938-го, после присвоения звания младшего лейтенанта,  направлен в 3-ю авиа-эскадрилью 8 АБ АП Белорусского особого военного округа. Позже он переведен в 21-ю отдельную корпусную эскадрилью Западного военного округа (без указания даты). Последняя запись в его послужной карточке:  по спискам 606 ЛБАП не вернулся с боевого задания 25.11.1941. Мензаде Х.А. исключен из списков командного состава ВВС приказом №010 от 15.2.1942.

Его штурман, лейтенант Брызгачев, на допросе сказал, что они оба покинули самолет с парашютами. Никаких данных о пленении, о возвращении в часть лейтенанта Мензаде в личной карточке не отражено. Вероятно, он погиб уже на земле. Мы не можем сказать как именно – при попытке взять его в плен, при переходе к линии фронта – вариантов много… 

Обстоятельства этого боевого вылета раскрываются в наградном листе младшего лейтенанта Павла Филипповича Трошкова, также сбитого зенитным огнем, но удачно вернувшегося в часть, спустя несколько дней. Вот строки из наградного листа (с соблюдением орфографии оригинала):

 

« … 25.11.1941 по специальному заданию командира 77 А.Д. (77 авиадивизии – примечание автора) летал днем на самолете Р-зет на разведку и бомбометание танковой колонны противника в районе г.Истра, Ново-Петровск. Выйдя точно на цель сбрасывает бомбы по колонне танков уничтожает 2 танка, поливает горючей жидкостью авто-колонну с вражеской техникой. Попадает в сильную зону ЗА и З.П. (зенитной артиллерии и зенитных пулеметов – примечание автора) где был выведен снарядом мотор и изрешечен самолет. Т. Трашков не теряя самообладания искусно сажает самолет на лес на территории временно занятой противником и спасает жизнь экипажу. В течении 3-х дней обходя войска противника выходят к своим войскам и возвращаются в свою часть, где немедленно приступает к еще более интенсивной борьбе с врагом… За боевую работу по уничтожению техники и живой силы противника, как мужественного и истенного патриота нашей родины представляю т. Трошкова к правительственной награде «Ордену Ленина». 

Как видно из протокола допроса штурмана Брызгачёва, в ответах Иван Григорьевич сообщил врагу минимум информации – только то, что можно было узнать из его документов. Никаких данных о своей части, аэродроме базирования, своих командирах он не выдал.

 

 

 

 

Что известно о нём? Из картотеки офицерского состава ВВС КА в ЦАМО РФ узнаем, что Иван Григорьевич Брызгачёв родился 20 января 1914 года в дер. Степановка Ермишенского района Рязанской области в семье крестьян. В 1931 году вступил в ВЛКСМ, а в 1935-ом окончил сельхозтехникум в селе Богословское Ивановского района. Кандидат ВКП(б).  С 13.01.1937 – курсант 3-ей военной школы летчиков и лётнабов г. Оренбург. 6.11.1937 приказом ВВС № 038 ему присвоено звание старшины 14-го штурмового авиаполка 8 ШАБ г. Гомель, а 20 ноября 1938 – звание лейтенанта в том же полку, но переведенного в состав Белорусского особого военного округа. С 8 января 1940-го он служит младшим лётнабом в 38-й разведывательной авиаэскадрильи (АЭ), а менее чем через месяц, 4.2.1940 уже числится в списках 21-й корпусной АЭ.

25 ноября 1941 – не вернулся с боевого задания. Есть и еще одна запись – «находится на проверке после освобождения из плена – ноябрь 1945». Имеется карточка военнопленного, где кроме ФИО, года и места рождения, указаны дата и место пленения – 20.2.1945 г. под Либавой, наименование части – 28 отд. штурм. бригада. Освободили Ивана Григорьевича из сборного лагеря для пленных Stalag XIIIa в Зальцбах-Розенберге (Бавария) союзники-американцы. До 20 ноября 1945 года проводилась спецпроверка после плена, после чего штурман звена лейтенант Брызгачев демобилизован по месту жительства.

 

В то же время в Книге Памяти Рязанской области отмечено, что лейтенант Брызгачев Иван Григорьевич, 28 ОШСБ, погиб 20.02.1945г., место захоронения – Литовская ССР. В этих данных, частично совпадающих по  дате и месту выбытия с «карточкой военнопленного», ошибка в причине выбытия – Иван Григорьевич был пленен, а не погиб и похоронен в Литве.

Вероятно, Иван Григорьевич был освобожден или смог бежать из плена, продолжил воевать с врагом. Судьба распорядилась так, что в последние месяцы войны он был пленён вторично, прошёл концлагерь, проверки в учреждениях НКВД. Простая и героическая судьба «воздушного рабочего войны». К счастью, пройдя всю войну с начала до конца, он смог вернулся к семье. Судьба его командира и напарника, лейтенанта Мензаде, оборвалась в этом вылете прыжком с парашютом. Кто знает, может быть, когда-нибудь поисковикам под Истрой попадутся останки с пряжками и карабинами парашютной системы. 

из "История 69 полка" (69SR входил в 10 Pz.Div.):

"С рёвом несколько раз проносятся русские бипланы, сбрасывая кассетные бомбы, пока, наконец, зенитка не сбивает одну из этих уродливых птиц. Два человека с парашютами сваливаются на немецкие позиции, машина падает между домами деревни".

75 лет назад в воздушном бою битвы под Москвой произошла история, которой мы заинтересовались и и восстановили ход событий. Полагаю, она будет интересна поисковому сообществу.

История одной фотографии, или на Западном фронте без перемен

Все началось с фотографии, которую мне прислал коллега, один из форумчан, интересующийся военной историей. Снимок из фотоальбома 10-й танковой дивизии Вермахта, которая наступала на московском направлении осенью-зимой 1941-го. На фото – разбитый многоцелевой биплан Р-5 со звездой, лежащий на ледяной глади, а позади, на косогоре, церквушка с колокольней.

Передняя часть самолета с двигателем находились подо льдом, а значит, и экипаж мог там остаться. Главное, было подписано название деревни – Бужарово, расположенное недалеко от Истры. Части 10-й танковой дивизии заняли деревню утром 26-го ноября 1941, оставив её с боями спустя 23 дня – 17-го декабря под напором 49 отдельной стрелковой бригады и  18 стрелковой дивизии народного ополчения. Снимок был сделан в эти три недели.

Спустя ровно 70 лет после падения самолета, в декабре 2011-го, мы с коллегами решили проверить легенду и найти место падения самолета. Кто знает, может крылатая машина так и ждет нас эти годы в речном омуте?.. Поля припорошены снежком, мороз и солнце – как сказал классик. После недолгих прогулок и сравнения натуры  и фото, находим искомое место на правом берегу реки Истры

Увы, красивое место на речной террасе стало местом летних пикников отдыхающих – пивные банки, бутылки и бытовой мусор. В очередной раз посетовав на помойки дачников, расчехлили детекторы в надежде найти доказательства падения самолета, а если повезет – и номерную деталь с него. Увы – ржавые банки, водочные пробки–бескозырки и прочий  хлам стали нашими «находками».  Но главное, прямо на месте падения через реку проходит тракторный брод, глубиной по колено, а значит ни двигателя, ни крупных остатков каркаса в реке, скорее всего не осталось.

Со спокойной душой мы засобирались на проверку следующей «авиа-точки», но внимание привлек небольшой покосившийся домик с пушистой кошкой на завалинке, выглядевший архаично на фоне особняков и джипов. Навстречу мне с трудом вышла старенькая женщина, которая заплакала, услышав вопрос про сбитый советский самолет.

Клавдии Андрееве Баклановой в 41-м было одиннадцать лет, и самолет у реки она помнит хорошо, хоть и не видела самого падения. В деревне, по ее словам, было множество трупов и немцев, и красноармейцев, но тел возле самолета не было, как нет поблизости и могил летчиков. Клавдия Андреевна рассказала, что мотор и крупные детали быстро увезли, но дети все равно бегали туда в поисках блестящих обломков – игрушек-то не было… Место, которое мы нашли по фотографии, точно совпадало с ее описанием.

 

 

В результате разведки на местности мы выяснили, что самолета на дне реки нет, как не было погибших летчиков на месте падения.

Через некоторое время нашему другу удалось найти в сводках 26-го зенитного дивизиона (II./Flak.Abt.26) упоминание о сбитом самолете Р-5 в районе Бужарово 25.11.1941.

Но самое интересное, что в документах разведывательного отдела 10-й танковой дивизии (Abt. 1c / 10.Pz.Div.) от 26.11.1941 имеется протокол допроса пленного летчика. Приводим  текст (если автор перевода сочтет нужным, то сам напишет в теме).

2.) Лейтенант Брискачов, Иван из Рязани, 21 авиаэскадрилья воздушной связи, был сбит  25.11 западнее Истры, экипаж самолёта состоял из двух человек. Он и его товарищ спрыгнули. Где остался второй, он не знает. Сам он был ранен и попал в плен. У них было задание установить, возвращаются  ли их войска в Истру и куда они отошли. 2 дня назад они прибыли 3 самолетами, тип Р-5, из Подольска в Москву. Они были устроены на временном аэродроме, примерно в 20 км к югу от  Москвы. Большого количества самолётов он там не видел. К какой части эти самолеты принадлежали, он не  знает. Настроения в части он характеризует, как очень разные, есть люди, которые еще хотят бороться, а есть, которые считают, что положение безвыходное. О настроениях в Москве он ничего не может сказать, так как он там не был

Фамилия летчика – Briskatschow - явно была искажена. Кто же он – Иван Брискашов? Прискачёв? Вариантов множество… Обратившись к ресурсу ОБД-Мемориал, просматриваю все варианты гибели летчиков с датой 25.11.1941 (набрав в расширенном поиске «ав полк 25.11.1941»). На первом же листе нахожу нужный вариант – лейтенант БРЫЗГАЧЕВ Иван Григорьевич, 1918 г.р., из 606-го легко-бомбардировочного авиаполка (далее - ЛБАП) пропал без вести 25.11.1941 г. Кто был его напарник? Какова его судьба?

 

 

С помощью ОБД удалось определить 6 человек из 606 ЛБАП, не вернувшихся с боевого задания в этот день:

1. лейт. Брызгачев И.Г.;

2. лейт. Попков Д.Ф.;

3. мл. лейт. Трошков П.Ф.;

4. ст. лейт. Шаруда С.А.;

5. мл. лейт. Мензаде Х.А.;

6. лейт. Бабенко Г.Г. 

 

Фото пилотов Трошкова и Попкова (4й справа на групповом фото)  представлены ниже.